Издательство Факел Кинокомпания "ФОРТУНА" ENGLISH
Меню сайта
Категории раздела
Истории про иностранцев в России [9]
Православная Россия [44]
Актуальные проблемы [75]
Из жизни известных людей [22]
Культура и искусство [11]
Отдых в России [16]
Поиск
Ярославль новости
Главная » Статьи » Отдых в России

Путешествие по Белому морю.



   Семейство священника Иоанна Грибина из села Пречистое проделало путь более 500 верст по воде с новорожденным младенцем в надувной лодке. 
  Звание самого юного мореплавателя в Ярославской области по праву принадлежит Дмитрию Ивановичу Грибину, которому 28 июля исполняется 2 месяца. Тем не менее, в столь нежном возрасте он уже успел совершить двухнедельное путешествие по реке Онеге и Белому морю. Инициаторами этого рискованного похода стали родители новорожденного – настоятель Успенского храма села Пречистое Первомайского района священник Иоанн Грибин и его супруга Ирина.
  Поход, совершенный в канун очередной даты Крещения Руси, был посвящен изучению деревянных храмов Поморья.
  Отец Иоанн – любитель водных походов. На своей надувной лодке с мотором он избороздил вдоль и поперек Рыбинское водохранилище, в прошлом году путешествовал по Онежскому озеру на мыс Муромский, где находится мужской монастырь. Но обычно в такие сложные и в общем-то, опасные походы детей с собой не брали. Но незадолго до рождения пятого ребенка в семье,  московский священник отец Алексий из храма Тихвинской Божьей Матери, пригласил Грибиных в путешествие по Белому морю. 


- Отец Алексий возглавляет организацию «Общее дело», которая занимается восстановлением деревянных храмов севера, - рассказывает Иоанн Грибин, - мы с матушкой посоветовались и решили ехать вместе.
  Понятно, что новорожденного младенца пришлось брать с собой. Приготовление к этому рискованному походу длились больше месяца
 – к надувной лодке батюшка пристроил пластиковый каркас, для того, чтобы можно было натянуть тент и укрыться от дождя, чтобы всем можно было разместиться в лодке, пришлось изобретать прицеп для вещей


  –  его роль выполняла маленькая надувная лодка.  Долго изучали маршрут по картам и интернету, читали отзывы бывалых мореплавателей, чтобы предусмотреть все непредвиденные ситуации – все-таки на борту новорожденный ребенок. Маршрут проходил сначала по реке Онеге, потом по Белому морю.
  - Раньше  Онега была довольно опасной для судоходства рекой, - рассказывает отец Иоанн, - но в советское время пороги взрывали, чтобы сплавлять по реке лес, поэтому сейчас она стала более спокойной. Хотя местами пороги все-таки остались.
  Наконец, все условия для путешествия были созданы – роды прошли успешно, владыка удовлетворил прошение отца Иоанна об отпуске, «корабль» был полностью снаряжен и готов к отплытию. И вот, в воскресенье, 27 июня, отслужив литургию и молебен о путешествующих в Успенском храме села Пречистое, они отправились в дорогу.
  Первое приключение случилось в дороге – Грибины попали в ураган, наделавший столько бед на Вологодчине. Но Бог хранил путешественников. В тот момент, когда начался ураган, они зашли в один из вологодских магазинов, закупить продуктов в дорогу. Когда вышли из магазина, увидели, что на их машине лежит большой рекламный баннер, который снесло ветром. Но, к счастью, баннер был сделан из мягкого материала и потому не повредил машину. - Когда мы двинулись дальше, то поразились масштабам бедствий, принесенных ураганом
– по всему городу валялись сброшенные ветром рекламные щиты, вдоль дороги лежали поваленные ураганом деревья.
- Если бы в этот момент мы передвигались на машине, то могли бы попасть в переделку, но Бог сохранил нас от опасности, - уверен отец Иоанн. 

К ночи путешественники добрались до города Каргополь Архангельской области. Поразила северная белая ночь. «Раньше мы были в Питере в период белых ночей, но это ничто по сравнению с севером, - рассказывает отец Иоанн, - солнце заходит, наверное, на какой-то час, остальное время светло как днем».

  Машину оставили в Каргополе у знакомых отца Алексия, спустили свое судно на воды реки Онеги и отправились в путь. Удивительно, что в четырехметровой надувной лодке, все разместились довольно свободно – отец Иоанн, отец Алексий, матушки Ирина и Татьяна и маленький Димитрий. 


Беспокойство Ирины Грибиной, как будет вести себя младенец в этом походе скоро улетучилось. Ребенок, укаченный волнами, спокойно спал всю дорогу и просыпался только покушать.
  - Больше всего, как, ни странно, его убаюкивал шум мотора, - улыбается матушка, - если на берегу он начинал капризничать, то мы, укачивая его, усиленно рычали, изображая звук моторной лодки, и он быстро успокаивался.
  Путь паломников проходил мимо старинных сел. Когда-то многолюдные, теперь они опустели, во многих местах даже домов не осталось, и только старинные храмы, как памятники прошлого, возвышались над водой.
  - Мы причаливали ко всем храмам и часовням, которые видели с воды, - рассказывает отец Иоанн, - отец Алексий уже проходил по этому маршруту раньше и оставил в храмах журнальчики для тех, кто пожелает оказать какую-то помощь для их восстановления.

В каждом журнале есть описание храма, его история, фотографии, и оставлено место для того, чтобы путешественники могли вписать любую информацию о себе, предложить помощь. Дело в том, что хотя у нас и существует федеральная программа по восстановлению памятников деревянного зодчества, до самих храмов деньги, как правило, не доходят.
Все заканчивается на уровне обмеров, проектов, максимум что сделано – поставлены леса. На этом, как правило, работы прекращаются.


Первый храм, у которого высадились путешественники, стоял в селе Пустынька. Очень необычной формы с «бочковидными» куполами. В советские времена в храме располагался один из корпусов психиатрической больницы. Судя по дощечке, прибитой к бывшему клубу, Пустынька была когда-то многолюдным процветающим селением.
Табличка гласила, что местный колхоз выращивает сотни центнеров картофеля и зерновых, а коровы на ферме дают по 7 тонн молока в год,  в качестве технического вооружения в хозяйстве есть трактора и комбайны. И заканчивалось описание имущества фразой «Наша Пустынька живет и развивается»!
  Сейчас в деревне никто не живет. Психбольница тоже покинула это место. Почему-то остался не вывезенным больничный архив – в одном из корпусов больницы на полках лежат медицинские карточки, личные дела  больных. Ветер, проникающий через разбитые окна, гоняет по углам чьи-то свидетельства о смерти и о рождении. Впечатление такое, что здесь прошла какая-то чума и выкосила все население. На лето, правда, сюда приезжают бывшие местные жители – старенький дедушка и отставной моряк с супругой. Он-то и вызвался проводить экспедицию по самым опасным по Онеге порогам – Бирючевским, начинающимся за Пустынькой. 


- Оказывается, до этого мы совершенно неправильно проходили пороги, стараясь избегать мест, где вода бурлила и била ключом, и держаться поближе к берегу, где она была спокойной, - улыбается отец Иоанн, - как нам объяснил отставной капитан, напротив, нужно было идти по бурлящей воде, так как там глубже, а в спокойных местах может быть мель и есть опасность пропороть лодку об острые камни.
Бирючевские пороги мы миновали, следуя за его моторкой, которая, как челнок бороздила реку из одного конца в другой, выбирая наиболее безопасный маршрут.


Вообще, Онега, река очень «нескучная». Она то  разливается широко и течет бесшумно и спокойно, то вдруг сужается, становясь веселой и шумящей. В одном месте путешественники увидели странную картину – впереди, за поворотом реки у берега показались какие-то большие белые конструкции, наподобие лодок. Когда подплыли ближе, оказалось, что это… самые настоящие водопады, высотой более 5 метров, которые каскадами падали в реку с отвесных стен.
  - Так как все время было светло, то очень скоро мы перепутали день с ночью, - рассказывает отец Иоанн, - в один из дней нашего путешествия решили сделать перерыв и выспаться. Причалили к берегу, разбили лагерь, покушали, попели песен перед сном и легли отдохнуть. Когда выспались, было, как всегда светло. Мы развели костер, позавтракали, прочитали утренние молитвы и собрались спускать лодку на воду, когда я поинтересовался, а который сейчас час. Оказалось, что… половина седьмого вечера. Вот такое у нас оказалось утро.
  К последним, Онежским порогам путешественники подошли ночью. Старожилы подсказали, что ориентир – это железнодорожный мост. За ним и начинается каскад порогов. Только они миновали этот мост, как лодку накрыла густая пелена тумана. - Туман был совершенно непроглядный, - вспоминает отец Иоанн, - шли сквозь него абсолютно вслепую, как в молоке, только слышно было, как бурлит под нами вода. В этот момент стало по-настоящему страшно. Громко читали молитвы, призывали на помощь святителя Николая – покровителя путешествующих, и Бог опять не оставил – пороги прошли без приключений.
  Когда туман рассеялся, было уже 3 часа ночи. И тут их взорам предстала странная картина – на высоком берегу реки стояла женщина в длинной белой одежде.
 - Она молча провожала нас взглядом, и тут мне стало не по себе, - рассказывает отец Иоанн, - я подумал: может, она провожает в загробный мир? Но вслух ничего не сказал, не стал никого пугать. Кто такая она была – то ли реальная женщина, то ли видение, явившееся нам в ночи, мы так и не узнали.
  После Онежских порогов начиналось Белое море. Первый населенный пункт на нем – город Онега.
  - Здесь мы впервые узнали, что такое отливы, - вспоминает батюшка, - мы решили сходить в кафе покушать, а отца Алексия оставили на море сторожить лодку. Когда вернулись, что увидели, что лодка лежит на песке. Пришлось звать на помощь мужиков и тащить лодку волоком в море. 


К вечеру пристали к острову Кий, который знаменит тем, что у его берегов потерпел кораблекрушение патриарх Никон. После своего чудесного спасения, он повелел воздвигнуть на острове монастырь, и даже принимал личное участие в возведении здешних храмов. Теперь от монастыря остались лишь полуразрушенные храмы. На этом острове никто не живет – он очень каменистый, и удивительно, как на этих камнях растут высокие корабельные сосны.
Из всех построек остался единственный каменный дом, куда на лето приезжает семья из Москвы. Безлюдие и полная тишина умиротворяющее действует на душу. Рядом с Кием стоит другой остров, на котором расположен дом отдыха. Протока, разделяющая острова, во время отлива мелеет, и между ними образуется пешая дорога.
  - Мы сходили погулять на этот остров, - рассказывает отец Иоанн, - нас поразило обилие самых разных птиц, живущих там: гуси, утки, кулики, кого там только не было! В отличие от каменистого Кия на этом острове было много растительности, птицы прятались в кустах и в ветвях деревьев, наполняя  воздух своими голосами…
  Следующий пункт путешествия – деревня Ворзагора, где у отца Алексия есть собственный дом. С местного наречия ворза переводится как нетронутый лес, а все вместе словосочетание Ворзагора означает – нетронутый лес на горах. Пока плыли к этой деревне, встретили стаю белуг – некрупных китов. Хотя один хвост этих «некрупных» морских животных был размером с лодку отца Иоанна и при желании, белуги могли потопить ее одним ударом. Но животные были настроены миролюбиво, проплыли мимо лодки большим косяком и исчезли в открытом море. В это время у них брачный период, на который они уплывают в район Соловецких островов. Также видели игравших у берега тюленей, и они тоже не проявили к одинокой лодке никакого интереса. 


- Вообще, Белое море встретило нас ласково, - улыбается отец Иоанн, - был полный штиль, светило солнце, на небе – ни облачка. Вода в море была настолько прозрачной, что иногда мне казалось, что мы идем почти по дну. Я останавливал лодку, доставал эхолот – он показывал глубину 7-8 метров. При этом на дне был виден каждый камешек. Теперь стало понятно, почему это море назвали «Белым».
Всю дорогу было очень жарко, но мы знали, что погода здесь непредсказуема, может меняться по нескольку раз в день, и на всякий случай старались плыть так, чтобы за час можно было добраться до берега. Когда подходили к Ворзагора, отец Алексий сказал, что лодку нужно оставить на глубине 3,5 метров, иначе во время отлива она сядет на мель. Мы причалили к берегу, я высадил пассажиров, выложили вещи, и я поплыл «парковаться». Когда доплыл до заданной отцом Алексием глубина и оглянулся назад, берега не было видно. Я решил подплыть поближе, остановился на глубине двух с половиной метров. Поставил лодку на якорь,  привязал навигатор на голову, прыгнул за борт и поплыл к берегу, который казался маленькой точкой на горизонте. Проплыл я, наверное, больше километра, сил уже не было, но тут, к счастью, началась отмель. Оставшийся путь прошел пешком. Позже местные жители посмеялись надо мной – оказывается, вовсе необязательно было оставлять лодку так далеко!
  В Ворзагоре мореплавателей приютили дедушка с бабушкой – накормили вкуснейшей камбалой, шанюшками – пирогами с открытым верхом, начиненными морошкой, черникой и творогом. Основной промысел живущих в деревне людей – рыболовство. Рыбу ловят на «рюжу» - это такая сеть с карманом, куда рыба заходит, а обратно выбраться уже не может. К сожалению, в последние годы ужесточаются законы для рыболовов – государство ввело платные лицензии на промысловую рыбалку, ограничило размер рюжи. Многим пенсионерам эта лицензия не по карману, да и рыбнадзор свирепствует, постоянно инспектируя рыболовов, замеряя размер снастей и нещадно штрафуя их, если он превышает разрешенный.
  Места здесь дикие, леса – девственные. Кабаны ходят прямо за деревенской околицей. С одним из них столкнулся отец Иоанн прямо в хозяйском огороде, приняв его поначалу за большую собаку. Кабан, к счастью, был не агрессивный. Постояв немного, развернулся и убежал в лес.
  В селе Ворзагоры отец Алексий восстанавливает храм святителя Николая. В нынешнем году храм отметил свое 400-летие. Новейшая история этого храма весьма печальна – советская власть решила сбросить с него купола. Долго искали добровольца, который согласился бы залезть на крышу и подпилить купола, чтобы стянуть их снизу веревками. Все отказывались. Наконец, один из местных жителей, польстившись на денежное вознаграждение, согласился. Подпилил он два купола и вдруг увидел, что горит его дом, спрыгнул вниз, побежал к дому. Вошел в горящую избу, чтобы спасти вещи, а выбраться уже не смог – так и сгорел заживо. После этого никто уже не решался сбрасывать купола с храма. Вторая церковь в честь Казанской иконы Божьей Матери тоже пострадала в годы красного террора – с нее сняли колокола и повезли на переплавку. Но во время путешествия поднялся сильный шторм, корабль затонул вместе с колоколами. Найти их уже никому не удалось. 


Теперь, стараниями доброхотов, храм святителя Николая привели в порядок, поставили новые купола, побелили, покрасили, осталось только прислать  в Ворзагоры священника и наладить церковную жизнь.
  6 июля, в канун праздника  Рождества Иоанна Предтечи, в село приехал священник из города Онеги – отец Александр. Все вместе отслужили в храме молебен, на который собралось много местных жителей и приезжих, потом устроили общую трапезу.
  - Отец Александр очень интересный человек, - рассказывает Иоанн Грибин, - он объединил вокруг себя молодежь, занимается с ребятами спортивной борьбой, прекрасно играет на магдалине, пишет стихи и рассказы.
  На следующий день 7 июля, в праздник Рождества Иоанна Предтечи, отмечали день рождения матушки Ирины. Варили уху из наваги и жарили на костре мидии, выловленные прямо рядом с деревней. «Такой рыбалки у меня не было никогда в жизни! – с восторгом вспоминает отец Иоанн, - бросаешь донку с тремя крючками на глубину 8 метров и тотчас же вытаскиваешь трех жирных рыбин, и сколько бы ни забрасывал – рыба клюет моментально»! 


Потом решили отправиться в село Унюжму, расположенное в 45 км по морю от Ворзагоры. Нынешней зимой это село полностью опустело – последняя старожилка, умерла от истощения – какой-то мерзавец украл у нее продукты, запасенные бабушкой на зиму. Дети, приехав навестить ее, застали старушку бездыханной на печке. Деревянный храм в Унюжме тоже полностью пришел в негодность, и восстановлению не подлежит.


Единственная достопримечательность села – музей крестьянского быта под открытым небом. Создала его уроженка этих мест, которая эмигрировала в Австралию. Собранная ей коллекция деревенской утвари – прялки, скалки, лапти, самовары, гармошки и т.д. развешена прямо на улице, по стенам деревянной избы. Зрелище довольно впечатляющее.
Далее, путь мореплавателей лежал на остров Баклан, где когда-то стоял большой маяк. Маяк уже развалился, теперь на его месте гнездятся какие-то огромные птицы. Переночевав на острове, на другой день отправились в Онегу, а оттуда на машине обратно, в Каргополь. Всего за 12 дней путешественники проделали путь в 550 км, из них 400 км по реке и 150 по Белому морю.
  - Что труднее всего было переносить в этом путешествии?  - спрашиваю матушку Ирину.
  - Самое страшное – это комары и мошки, - говорит она, - стоило только выйти на берег из лодки, тут же облепляли лицо, руки, и никакие самые «ядерные» мази не спасали. Старались поскорее расставить палатки и разжечь костер, чтобы дымом отгонять мошкару.
  - Не страшно было плыть по морю с грудным младенцем? – спрашиваю мать Ирину.
  - Муж пообещал, что создаст все условия, чтобы опасности ни для меня, ни для ребенка не было, и я ему доверилась, - улыбается она.
  Как бы то ни было, путешественники вернулись домой целые и невредимые. Отслужив праздничную службу в честь апостолов Петра и Павла, они вместе со всеми детьми отправились в новый поход – на Рыбинское водохранилище.
 
  Фото из семейного архива Грибиных.
  Елена БАТУЕВА.
Категория: Отдых в России | Добавил: vadgorev (20-Июл-2010)
Просмотров: 4707 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
QR код адреса данной страничкиQR-код адреса данной страницы
Елена Батуева & 2017
Сайт управляется системой uCoz