Издательство Факел Кинокомпания "ФОРТУНА" ENGLISH
Меню сайта
Категории раздела
Истории про иностранцев в России [9]
Православная Россия [44]
Актуальные проблемы [75]
Из жизни известных людей [22]
Культура и искусство [11]
Отдых в России [16]
Поиск
Ярославль новости
Главная » Статьи » Истории про иностранцев в России

Осетия, кризис и жизнь олигархов.

В конце января – начале февраля в России работала съемочная группа телекомпании Би-Би-Си, которая снимала серию фильмов, посвященных реформам в российской армии и тому, как россияне переживают мировой экономический кризис. Автором этих фильмов является  известный тележурналист Тим Хьюэлл, который в конце прошлого года получил специальную премию Российского Медиа-союза «За лучшее освещение событий в России иностранными СМИ». Кризис в России глазами Би-Би-Си.

Какими мы видимся англичанам, что они думают о России, об этом журналист Тим Хьюэлл рассказал в своем интервью перед отъездом в Англию.

  - Тим, Вы уже на протяжении многих лет делаете различные репортажи и фильмы о России. С чем связан такой устойчивый интерес к нашей стране?

  - Россия меня интересовала с юных лет. Так получилось, что я попал в школу, где в качестве иностранного языка преподавали русский. Позже, в 1981 году, когда я учился в университете в городе Шеффилде, я оказался в числе студентов, которым предложили годовую стажировку в России по линии обмена. Нас было 12 человек, и все жили в разных городах. Я провел год в Воронеже – изучал русский язык и историю. Это было незабываемое время, с тех пор я с большим интересом постоянно слежу за событиями в вашей стране.

  - Как вообще получилось, что Вы стали заниматься журналистикой?

  - Меня всегда привлекала эта профессия. Мой отец Хэри Хьюэлл работал редактором отдела новостей в газете Гардиан, а также вел там свою колонку. Я начинал работать корреспондентом в местной газете в городе Шеффилде. Потом уехал в Лондон, где стал работать на Би-Би-Си, сначала в русской службе новостей, потом в редакции мировых новостей. Всего я проработал на  Би-Би-Си уже 20 лет.

  - Тим, Вы снимаете уже третий фильм в Ярославле с 1998 года. Как на Ваш взгляд изменился город и страна на протяжении этого периода?

  - В первый раз мы приехали в Ярославль в 1998 году, во время августовского дефолта. Конечно, та ситуация, которую мы увидели тогда, сильно отличалась от того, что происходит сейчас. Очень изменился сам облик города – появились красивые дорогие магазины, новые здания, люди стали по-другому одеваться и по-другому жить. После 98 года мы приезжали в Россию еще в 2004 году в преддверие президентских выборов, и именно тогда чувствовался очень сильный подъем благосостояния россиян. У людей не просто появились деньги на какие-то крупные покупки, главное, что у них появилось больше свободного времени, которое они стали проводить со своими семьями: россияне стали тратить деньги на качественный отдых, в том числе и за рубежом.   
  За это время в России начал развиваться средний класс, принесший новый стиль жизни, которого никогда не знала эта страна. Именно тема развития среднего класса проходит красной линией по всем трем фильмам, которые мы снимали на протяжении этих 10 лет в Ярославле.

  - Почему Вас интересует именно средний класс? Это политический  интерес? Задание редакции?

  - Нет, как правило, мы не получаем конкретных заданий, когда начинаем работать над новым фильмом. У меня есть личный интерес к среднему классу. Я много изучал российскую историю, и, на мой взгляд, такого феномена, как средний класс в России никогда не было – ни в царские времена, ни тем более в советскую эпоху.

  Демократия в России начала свое развитие лишь столетия спустя после того, как  такой класс появился в западной Европе, и поэтому, на мой взгляд, средний класс в России отличается от западного. Пока еще не ясно, чем именно определяется средний класс в России – доходами, или вкусами или стилем жизни или же он определяется политической ролью.  
  Пока еще сложно сказать это определенно, но несомненен тот факт, что средний класс в России развивается, несмотря ни на какие политические и экономические встряски.
И численность этого класса  все увеличивается.

  -  На Ваш взгляд, кризис, который сейчас происходит в России, создает угрозу для исчезновения среднего класса?

  - Собственно, это и был тот вопрос, на который мы хотели найти ответ, снимая этот фильм. Собственно эта тревога звучала в словах Владислава Суркова, когда он говорил о том, что средний класс в России нужно экономически защищать, так как ему грозит реальная экономическая опасность.

  Хотя я лично, находясь в России и наблюдая за тем, как здесь развивается кризис, такой серьезной экономической угрозы не почувствовал. Но другой вопрос -  насколько мы можем говорить о политической роли среднего класса в России, способны ли его представители на то, чтобы как-то менять сложившуюся ситуацию, влиять на общество в политическом и общественном плане или же они подстраиваются под существующую систему.

  - На Ваш взгляд, где кризис проявляется сильнее – в России или в Англии?

  - В Англии последствия кризиса проявляются значительно больше. Уже обанкротились и прекратили свое существование несколько крупных розничных сетей, такие как Woolworths, Zavvi. На  многих улицах крупных городов можно видеть закрытые навсегда магазины чего я  в России не видел вообще. В Англии также сильнее пострадала банковская система, особенно те банки, которые занимались ипотечными кредитами.

  - А если сравнивать настроение людей, то где, по-вашему, психологическая обстановка наиболее напряженная?

  - Конечно, в России не так уж мало людей, которые лишились работы, и, конечно, психологически они сильно подавлены, ну а те, кто еще пока не почувствовал на себе последствия кризиса, беспокоятся гораздо меньше. У  нас же, большее число людей психологически переживают кризис. Это происходит потому, что в Великобритании проблема кризиса гораздо больше обсуждается в СМИ. На протяжении последних  5 месяцев, тема кризиса не сходит со страниц газет и с экранов телевидения -  люди прогнозируют, обсуждают, ищут виноватых, пытаются предсказать последствия. И когда каждый день все постоянно говорят и слушают одно и то же, это создает определенное настроение даже у тех людей, которых кризис не коснулся.

  - Тим, Вы были одним из тех журналистов, которые освещали войну в Северной Осетии. Расскажите о Ваших впечатлениях.

  - Действительно я неоднократно бывал в Северной Осетии – освещал первую войну в  91- 92 годах, и тогда я вел репортажи из Цхинвале, который был осажден грузинскими войсками. С точки зрения осетин, тогда ситуация была тяжелее, но та война касалась только самих грузин и осетин и практически не имела геополитических последствий. А на этот раз вовлечение в этот конфликт России придало ей совсем другое значение и вызвало  интерес многих западных СМИ, многие из которых имели явную прогрузинскую направленность. Поэтому я особенно стремился в Осетию после начала вооруженного конфликта – мне хотелось,  чтобы английская аудитория лучше понимала суть данного конфликта. Но, к сожалению, в Осетию мне удалось попасть лишь в октябре - через два месяца после начала войны – очень долго оформлялись все документы для поездки.

  - Что Вы там увидели?

  -  Город действительно страшно пострадал от войны. Мы провели в Цхинвале всего двое суток. Очень много разговаривали с осетинами - и с министрами, и с рядовыми жителями города. Наша цель была проследить цепочку событий и как можно четче составить хронологию того, что происходило в последние дни и часы перед войной. Я хотел, чтобы люди поняли эту войну не только в политическом, но и в человеческом смысле. Ведь в ней пострадали не только осетины. Есть и грузины, которые жили в окрестностях Цхинвале, и лишились своих домов, которые оказались разгромленными, взорванными или же сравнены с землей бульдозерами. Кстати, новый район Цхинвале строится сейчас как раз на территории одной из грузинских деревень.

  - Кто же, по-Вашему, развязал эту войну?

  - То что нам удалось доказать в ходе этого исследования -  это то, что в ночь с 7 на 8 августа решение вести огонь по г. Цхинвале было принято Саакашвилли. Хотя западные СМИ и не отрицали этот факт, но больше в них говорилось о реакции России на эти действия.

  В какой-то мере в таком однобоком освещении виновато российское правительство, так как в первые дни войны Россия не пропускала иностранных корреспондентов на территорию Северной Осетии. В силу этих обстоятельств, освещение событий главным образом шло с грузинской стороны.

  - Именно после Ваших репортажей из Северной Осетии Министерство обороны России предложило Вам сделать фильм о реформе в Российской армии?

  - Нет, инициатива снять такой фильм исходила от меня. Просто после моих сюжетов на Би-Би-Си представители Министерства иностранных дел России звонили в московское бюро Би-Би-Си, чтобы выразить свое отношение к этим репортажам, как к иному повороту в освещении осетинских событий. Они считали, что услышали что-то новое от западных СМИ. Позже – в ноябре 2008 года Российский Медиасоюз вручил мне премию «Золотой глагол» –за лучшее освещение российской тематики со стороны зарубежных СМИ.

  - Тим, почему именно военная реформа заинтересовала Вас?

  - Эта идея пришла во время съемок в Северной Осетии – меня заинтересовали реформы в Российской армии, и хотелось шире осветить эту тему. Фильм снимался в Пскове в 76 десантной дивизии и в Липецке в авиационном центре.

  - Что Вы можете сказать об этих реформах после того, как увидели, как они реализуются в российских частях?

  - Я думаю, что пока еще рано подводить какие-то итоги. Реформы еще только начинаются, и даже в 76 дивизии,  где уже несколько лет идет переход на контрактную основу, пока еще он осуществлен только на 80 %. Даже в этой дивизии, которая очень знаменитая, прославленная и имеет двух героев России, реформирование еще далеко от завершения.     
  Конечно, основная цель реформ – создать более боеготовую и более компактную армию, полностью укомплектовав ее профессионалами. Но вопрос в том, есть ли у министерства обороны достаточно средств, для того, чтобы материально привлекать нужное количество контрактников и обеспечить им заработок и жилищные условия, перевооружить, закупить лучшую технику и лучшее оснащение. Это вопрос, на который пока трудно ответить. Также военная реформа потребует и сокращения десятков или даже сотен тысяч офицеров, для которых нужно будет находить квартиры. В общем, это огромная задача. Раньше было много попыток провести военную реформу, но полного результата пока нет.
Результатом этой командировки будет два фильма. Один из них будет говорить о значении российской военной реформы для мира для нас, то есть, какое она имеет геополитическое значение, и какие изменения она влечет для внешней политики России.
  А другой фильм – то, какие последствия  будут для самой России. Судьба вооруженных сил в России очень близко переплетена с обществом. Это касается возможной отмены призыва, вопроса о дедовщине, о ветеранах, о дальнейшей судьбе миллионов офицеров, которые вышли на пенсию, темы военных госпиталей и многих общественных вопросов которые очень и очень важны для всего населения страны.

  - Какие впечатления от российской авиации? Согласны ли Вы с тем, что российская авиация сейчас приходит в упадок?

  - Я не эксперт по военной технике и могу судить только по тому, что видел и слышал. В Липецком авиацентре нам демонстрировали лучшую военную технику - новые СУ-34, которые только начали выпускать. У них отличная маневренность, и они выглядят очень впечатляюще. Можно только восхищаться пилотажем, особенно когда сам генерал Харчевский которому уже 58 лет, сел за штурвал самолета. и летал в пятерке на высоте 800 м с расстоянием между самолетами всего 10 м. Это зрелище, разумеется,  не может не впечатлять. Обо всем остальном – электронной системе, подготовке командного состава, мне судить сложно.

  - Тим, в заключении можете сказать, каким образом экономический кризис повлиял на телекомпанию Би-Би-Си? Ведь 10 лет назад Вы приезжали в составе более обширной съемочной группы и фильм о дефолте 98 года снимался намного дольше чем сейчас.

  - Там была иная задача – мы работали для другой программы и делали больший по времени фильм, поэтому в его создании и участвовало больше людей. Да, конечно, кризис не обошел и Би-Би-Си. У нас также прошли сокращения, и на многих вещах приходится экономить. Мы уже не можем позволять себе  такие роскоши, как 20 лет назад, например сейчас работаем без звукооператоров, и вообще съемочные группы стали довольно компактными, хотя есть и крупные проекты – не новостные, в которых задействованы довольно большие команды.

  - Как в таких условиях Би-Би-Си удается конкурировать с коммерческими каналами?

  - Конкуренция, конечно, большая. И вокруг этого постоянно идут дискуссии – должны ли мы конкурировать с другими каналами по числу развлекательных программ, по новостям и документальным фильмам. Ведь Би-Би-Си единственный канал, на котором нет никакой рекламы. При этом каждый житель Великобритании, имеющий телевизор, платит налог на Би-Би-Си. Поэтому, конечно мы должны поддерживать довольно высокий уровень наших программ, чтобы удовлетворять любую категорию зрителей.

  - Тим, когда зрители увидят отснятые в России фильмы?

  - Фильмы будут показаны по внутреннему каналу Би-Би-Си, а также по мировым новостям Би-Би-Си в середине марта.

  -  Какие дальнейшие планы? Что бы еще хотелось снять в России?

  - Я очень люблю Россию и чувствую здесь себя как дома, поэтому мне хочется возвращаться сюда снова и снова. У меня очень много проектов. Хотелось бы снять фильм о народах севера России, также меня очень интересует жизнь российских олигархов. Так что надеюсь в скором времени вернуться.

Беседовала Елена БАТУЕВА.

Категория: Истории про иностранцев в России | Добавил: vadgorev (28-Фев-2009)
Просмотров: 2436 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
QR код адреса данной страничкиQR-код адреса данной страницы
Елена Батуева & 2018
Сайт управляется системой uCoz