Издательство Факел Кинокомпания "ФОРТУНА" ENGLISH
Меню сайта
Категории раздела
Истории про иностранцев в России [9]
Православная Россия [44]
Актуальные проблемы [75]
Из жизни известных людей [22]
Культура и искусство [11]
Отдых в России [16]
Поиск
Ярославль новости
Главная » Статьи » Отдых в России

Хранители деревни.
   Есть такие места в российской глубинке, куда добраться можно только на вертолете, да и то если погода летная. Было когда-то большое село, колхоз, проезжая дорога. Развалился колхоз, не стало дороги – и люди покинули насиженные гнезда.  И не умирает деревня лишь только потому, что в заброшенном селении остается какой-нибудь упрямец, который хочет дожить свой век среди родных берез и быть похороненным под их сенью.  

Есть такая деревенька и в Борисоглебском районе Ярославской области. Не деревенька, а  остров. С одной стороны ее окружает непроходимый лес, с другой стороны – озеро.  Когда-то здесь жило много народа. Теперь о былой жизни напоминают лишь  развалины возвышающегося на холме храма. Единственная связь с цивилизацией – дорога – давно превратилась в грязное месиво. В распутицу по ней разве что на танке проедешь, в сухую погоду можно пробраться на тракторе. Любят это заповедное местечко с непуганым зверьем столичные охотники и рыболовы.
   Да только короток сезон – как только пойдут проливные осенние дожди – дорога становится закрытой. И остаются в Верзино лишь верные хранители деревни – супруги Волковы да четверо детей.
  Мать семейства - Татьяна Волкова –  родом из этих мест. Родилась и выросла неподалеку отсюда - в деревне Дергалово. Теперь на этом месте лишь холмы, поросшие лесом – деревня исчезла. Когда Таня была школьницей, ее родители, вместе с другими жителями Дергалово рванули поближе к райцентру. Купили дом в селе Верзино. Тогда  Верзино было центром цивилизации – здесь был овцекомплекс на 9000 голов, зерновые склады и зерносушилка. В селе был клуб, где крутили кино и  устраивали танцы, а до райцентра каждый день ходил автобус. Здесь Таня  встретила своего суженого и перебралась к нему в соседнюю деревню за 10 км. Но брак не удался, и через несколько лет она вернулась в родное Верзино с подросшей дочкой.
  К тому времени деревня уже изменила свой облик – домов стало значительно меньше, а миграционные волны постепенно уносили тех, кто помоложе, поближе к райцентру. Нищета накрыла Верзино мгновенно. Развалился колхоз, закрыли школу, перестал ходить рейсовый автобус, не стало дороги. Татьяна ходила на работу за 5 км по бездорожью. А потом встретила новую любовь. Она ждала ребенка, когда муж отправился в Подмосковье – на заработки. А через месяц  … пропал без вести. К поиску мужа Татьяна подключила знакомых сотрудников милиции. Володю нашли через две недели… в Одинцовском морге. Официальная версия – ДТП, но Татьяна до сих пор в это не верит.
  «Мы поехали на место происшествия, где Володю сбила машина, - вспоминает Татьяна, - нашли в кустах на обочине одну кроссовку, на подошве которой была кровь. Тут же неподалеку валялись обрывки какого-то документа. Мы начали собирать его по кусочкам. Оказалось, что это объяснение женщины-водителя, которая сбила Володю. Из объяснения следовало, что его, уже неживого, кто-то выбросил ей по колеса. Эту бумагу  я потом склеила и отвезла следователю, который вел дело, но у него было уже другое объяснение, написанное этой же женщиной – о том, что Володя сам бросился ей под колеса. Я пыталась связаться с ней, чтобы узнать правду. Позвонила по домашнему телефону, который был написан ее рукой в этом документе. Она взяла трубку, выслушала меня, а потом сказала: «Вы ошиблись номером» и отключилась».
  Татьяна писала Одинцовскому прокурору,  обращалась в генеральную прокуратуру, но  ответа так и не дождалась. Потом родился ребенок, которого она назвала Володей в честь погибшего отца, и искать правду Татьяна перестала – просто физически не могла ездить в Подмосковье. Одинцовская прокуратура закрыла дело, так и не выяснив истинных обстоятельств гибели.
  Пролетели в делах и заботах три года. В Верзино появился предприниматель из райцентра
  – в заброшенной церкви оборудовал лесопилку. Стали приезжать сезонные рабочие. … С одной из бригад приехал в  деревню Николай. Сам он, хоть и моложе Татьяны, но тоже успел хлебнуть горя – схоронил жену. Стали они с Татьяной общаться, вместе коротать долгие летние вечера, а когда пришло время Николаю уезжать, поняли, что не в силах расстаться.

  - Николай стал звать меня к нему в райцентр, - рассказывает Татьяна, - у него там квартира с удобствами, но я подумала, и ехать отказалась– как оставить дом, хозяйство, старенькую мать. Он уехал расстроенный, а через неделю приехал вместе с сыном…свататься.
Посовещавшись, решили, что жить останутся в Верзино. Официально расписываться не стал
– по иронии судьбы фамилии у влюбленных оказались одинаковые – Волковы. Проблемы у молодоженов начались сразу – работы для Николая в колхозе не
  нашлось, первое время перебивались на зарплату Татьяны. А когда через год родился сыночек Антошка, ей пришлось оставить работу. Вопрос, как прокормить немаленькое семейство, встал ребром. Всю надежду возложили на собственное хозяйство, на свои рабочие руки, да на природу, которая в этих местах удивительно щедра на дары.
  Земли в опустевшей деревне сколько угодно. Увеличили в два раза свою усадьбу, чтобы урожая хватило не только для себя, но и на продажу, взяли в колхозе телят и козлят. Трудно поначалу пришлось Николаю привыкать к тяжелому крестьянскому труду. В заброшенной деревне надеяться приходится только на себя, и самые элементарные вещи, о которых городской житель даже не задумывается, вызывают массу проблем.
  Первая и основная проблема – вода. За ней Волковы ходят на родник, что в полкилометре от деревни. На хозяйственные нужды воду берут в пруду. Летом бросают туда насос и качают через шланг в баню и в дом. Зимой пруд замерзает, и приходится таскать  воду ведрами. Проблему с отоплением тоже  решают самостоятельно – выписывают через лесничество делянку, валят лес, потом бревна распиливают на дрова и топят печки. Печек в доме две – русская и «шведка», которую используют вместо плиты – газа в деревне нет, а электричество недешево, так что каждый день с утра хозяйка топит печь и готовит сразу же завтрак, обед и ужин. Такая же печь стоит под навесом во дворе – в сильную жару готовят на ней.   
  Рациону питания «верзинских робинзонов» может позавидовать городской житель, хотя зачастую, меню зависит от результатов улова или охоты. Осенью и зимой на столе постоянно свежая дичь, весной и летом – рыба.



 Куриц и гусей здесь столько, что их просто не считают, а потому, если рыбалка или охота оказались неудачными, к столу подается гусятина или курятина. Конечно, процесс приготовления пищи занимает гораздо больше времени, чем в городе, где хозяйки имеют дело с  обработанной курицей из супермаркета. В деревне перед тем, как отправить птичку в кастрюлю, ее надо общипать, обжечь, выпотрошить. Кролики и поросята требуют еще более тщательной обработки.
  Вторая проблема – это хранение продуктов. При всем старании даже на самый дешевый холодильник Волковы накопить не в силах, а потому, продукты хранят в «леднике» - лед запасают зимой и выкладывают им дно и стенки зарытой в земле железной цистерны. Сверху над ней – деревянный сруб с двойной крышкой. Первая закрывает вход в ледник, а вторая одевается сверху, чтобы защитить его от проникновения теплого воздуха. Получается своеобразный термос, который всегда поддерживает одинаковую температуру.
  Что касается витаминов, то их дети и взрослые поглощают вместе с клюквой, брусникой и мочеными яблоками, которые круглый год хранятся в леднике. Чтобы  регулярно обеспечивать мясом немаленькую семью, приходится постоянно держать скотину – телят, коз, поросят, овец, кроликов. А чтобы прокормить скотину, Волковым нужно обработать целый гектар земли. Выращивают зерно, из которого мелют муку, кузику – кормовую культуру типа турнепса, картошку. Во многом выручает «робинзонов» и лесное озеро. Летом каждое утро у Волковых  начинается с того, что Татьяна и Николай садятся в лодку и отправляются на рыбную ловлю. Редко возвращаются без улова. А рыба в озере водится знатная – килограммовые щуки и караси здесь обычное дело.

Хоть и считается, что в деревне самое напряженное это лето, но у Волковых дел хватает круглый год. Зимой валят лес, заготавливают дрова, подрабатывают в деревообрабатывающем цеху. Весной после Троицы начинают вязать веники. Их охотно берут и в  поселковой бане и городские любители парилки. Осенью заготавливают клюкву, которую принимают сельмаги. - Жили бы мы припеваючи, - рассуждает Николай, только вот два года назад сломалась машина ГАЗ-51, незаменимая в хозяйстве.Запчастей на нее уже не найдешь, потому теперь всюду приходится ходить  пешком.
  Самая большая проблема для отшельников – медицинская помощь. Случись что серьезное – в их глухомань никакая «скорая» не поедет. Когда Татьянину мама разбил паралич, пришлось ее нести на носилках до машины «скорой помощи», которая ждала больную на асфальтовой дороге. Зимой передвигаться становится еще сложнее. Если колхоз не почистил дорогу, то  за любой нуждой в ближайшую деревню идут на лыжах.    
  Спартанская жизнь накладывает отпечаток и на детей, которые с рождения привыкают к трудностям. С утра до вечера малыши при деле - с самого раннего возраста помогают взрослым на огороде, ходят с ними в лес, рыбачат.    
  Старшему сыну, Вове, на следующий год идти в школу. Перед этим знаменательным событием к Волковым приехала комиссия из органов опеки районной администрации. «Посетовали, что нет дороги, дескать как ребенок будет в школу ходить. На этом все и закончилось», - рассказывает Татьяна.  
  « К школе детей готовим сами, - говорит Татьяна. – По специальным пособиям, которые выписываем по почте.  Вова уже читает и считает, младший Антоша знает алфавит». В школу Вова будет ходить пешком – а зимой его будут возить на санях.    
  Семь месяцев назад в семействе Волковых произошло прибавление – старшая дочка Татьяны Люба родила девочку Сонечку. Папа Сонечки – парнишка из соседней деревни, узнав о ребенке, уехал на заработки в Москву и заботы о дочке не проявляет. Люба поначалу расстраивалась, а потом успокоилась. Появилась дочка – и перестала рваться в город и мечтать о самостоятельной жизни – под крылом у мамы спокойнее.    
  Вряд ли коренные горожане поймут этих людей. То, почему они упорно не хотят покидать этот глухой край и переселиться поближе к цивилизации и почему предпочитают ежедневный тяжелый труд блаженному безделью перед телевизором. 
  «А мне, если честно, жаль горожан, - улыбается Татьяна, - как они там томятся в  чаду и суете. Еду даже в наш райцентр только по неотложным делам. Сделаю их  – и бегом обратно в наше захолустье. Только здесь, среди природы, чувствую себя совершенно счастливой. Лес, река, животные, любимая семья – все у меня есть. И другого счастья мне не нужно».
Елена БАТУЕВА. ЯРОСЛАВСКАЯ ОБЛАСТЬ. ФОТО АВТОРА.
Категория: Отдых в России | Добавил: vadgorev (14-Мар-2009)
Просмотров: 1730 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
1  
Эх, старый стал - сентиментальный!
Жаль Россию - ей бы ещё к нынешнему добавить 200 миллионов населения и порядочное,преданное и верное России,грамотное руководство!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
QR код адреса данной страничкиQR-код адреса данной страницы
Елена Батуева & 2017
Сайт управляется системой uCoz