Издательство Факел Кинокомпания "ФОРТУНА" ENGLISH
Меню сайта
Категории раздела
Истории про иностранцев в России [9]
Православная Россия [44]
Актуальные проблемы [75]
Из жизни известных людей [22]
Культура и искусство [11]
Отдых в России [16]
Поиск
Ярославль новости
Главная » Статьи » Из жизни известных людей

ПРЕЗЕНТАЦИЯ « КНИГИ ЯРОСЛАВСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ, РАССКАЗЫВАЮЩИЕ О РАБОТЕ СМИ В ПРОВИНЦИИ»

Репортер считается профессией сиюминутной. Журналистские материалы - на злобу дня, очень быстро теряют свою актуальность, забываются, а сами журналисты, как правило, поглощены вечной гонкой за новыми событиями, крутятся, как белка в колесе.

Но все же, есть среди наших коллег  те, кто нашел возможность оставить для истории облик журналиста своего времени, написав книгу о профессии журналиста. Благодаря этим книгам, читатели могут получить представление о журналистах и журналистике разных эпох,  прочитать о том, что ушло безвозвратно, и сравнить работу региональных журналистов разных лет и редакций.

Сегодня на основе четырех книг ярославских журналистов мне хочется показать ретроспективу образа провинциального журналиста, начиная с «застойных» советских времен, и заканчивая периодом перестройки. Это книги Евгения Куприянова «Годы. Люди. Строки», Светланы Мартьяновой «Ради нескольких строчек в газете», Александра Разумова «Мазохист» и моя книга «Журналистка», презентация которой прошла месяц назад в Ярославском художественном музее. Все эти книги вышли на протяжении последних шести лет, но несмотря на это, охватывают довольно большой период времени -от 60-х до 2000-х годов.

В чем была цель этого исследования? Проследить трансформацию образа регионального журналиста, понять, что происходит в нашей профессии, к чему мы идем.

Начну с книги рыбинского журналиста, бывшего редактора газеты «Рыбинская правда», а затем «Рыбинские известия» Евгения Сергеевича Куприянова.

Евгений Сергеевич Куприянов - выходец из Тверской области, в 60-е годы приехал в Рыбинск после окончания Московского университета, и сразу же стал работать в городской газете  «Рыбинская правда», позже переименованной в «Рыбинские известия». Последние годы занимал должность редактора газеты. О буднях рыбинской  редакции и идет речь в книге «Годы. Люди. Строки».

Книга написана в жанре мемуаров - повествование идет от первого лица, автор подробно вспоминает свою работу в газете, приводит множества фактов из практики тех лет, фамилии коллег, с которыми довелось работать.

Очень рельефно и интересно описывает Евгений Сергеевич обстановку в редакции того времени. В отличие от нынешнего времени, когда в редакциях газет трудятся, в основном, женщины, в те времена коллектив редакции был сугубо мужским.

Большой  упор, помимо обычных информационных материалов, делался на литературное содержание газеты. Многие журналисты писали рассказы, стихи, становились участниками областных литературных семинаров. Любопытно описывает  Евгений Сергеевич эти семинары, куда пытались попасть многие журналисты.

С юмором рассказывает, как молодые поэтессы с трудом переносили критику своих произведений со стороны председателя Союза писателей Ивана Алексеевича Смирнова, бывшего журналиста «Рыбинской правды». С одной поэтессой после разбора ее произведений даже стало плохо. Но в то же время, как пишет Куприянов, обстановка была очень дружелюбная - тот же Смирнов мог уладить конфликт, а для тех, у кого после вечернего банкета болела голова, приносил целый портфель пива. Подробные отчеты с этих семинаров, также как и произведения лучших авторов печатались в газете.

Считается, что в советские годы журналисты писали по указке сверху, не имели самостоятельности. Однако, в своей книге Евгений Сергеевич  утверждает, что запретных тем в редакции не было - главное, чтобы журналисты писали правду. Например, он рассказывает о журналисте Николае Сперанском, который считался мастером фельетона - ныне уже забытого жанра.

Одна из статей Сперанского  -  фельетон о начальнике рыбинской милиции, который регулярно ходил в ресторан «Утес» обедать и ужинать и не расплачивался. Об этом факте журналисту рассказали официантки. Николай Сперанский, пообщавшись с коллективом ресторана, начал готовить публикацию.

 Узнав, что готовится статья в газете, начальник милиции звонил журналисту и просил не публиковать статью. Тем не менее, Сперанский закончил статью и сдал главному редактору. Побоявшись ставить ее, редактор газеты отнес материал в обком партии. Там на статью наложили вето. Тогда Николай Сперанский отправил ее в «Северный рабочий». Точнее, не отправил, а как написано у автора «продиктовал по телефону стенографистке».

Вскоре после выхода фельетона в областной газете, любитель дармовой выпивки и закуски был уволен. А когда после одной такой острой публикации Сперанского хотели уволить по указанию горкома партии, весь коллектив журналистов пошел за него заступаться. Сперанского оставили в покое, а потом повысили в должности - он стал заместителем редактора.

Интересно и описание организационных моментов работы редакции, ее технического оснащения. Постепенный переход сначала от блокнотов к диктофонам, потом от рукописных текстов к пишущим машинкам. Описывается, какая радость была у журналистов, когда  приобрели телетайп, который оперативно передавал сообщения из столицы, так что важные федеральные новости в городской газете выходили в тот же день, что и в центральных газетах.

В начале семидесятых годов в редакции были радифицированы все кабинеты, так что редактор по громкой связи мог связаться с любым сотрудником. С типографией была установлена проводная связь. Интересно, что корректоры и выпускающий редактор находились в здании типографии.

Сейчас уже кажутся удивительными порядки, которые были заведены в редакции:  в секретариате находилась школьная доска, на которой каждый день перед летучкой ответсек мелом чертил план очередного номера, и каждый журналист мог высказать свои замечания по номеру, которые учитывались редактором. Некоторые моменты  кажутся и вовсе неправдоподобными. Например то, что в Рыбинской правде для журналистов была введена форма, как на предприятии, ее носили все корреспонденты.

Любопытно, как оценивался труд  журналистов: в редакции были введены коэффициенты, отражающие выполнение планов, количество опубликованных строк и качество материалов. На основе трех коэффициентов начислялась заработная плата и премии. Это очень стимулировало журналистов, заставляло делать газету качественной, интересной и красиво оформленной. При начислении премий принималось во внимание и жанровое разнообразие публикаций, и даже … участие журналистов в проведении массовых мероприятий.

Руководство газеты по обмену опытом выезжало в другие регионы и республики России и даже за границу . Опыт «Рыбинской правды» считался передовым - редактор «Рыбинской правды» выступал в секции Советская печать на ВДНХ, в Центральном доме журналистов, об организации труда в городской газете рассказывал федеральный журнал «Журналист».

 Понятно, что само содержание газеты сильно отличалось от того, что пишут в прессе сейчас. Основное место отдавалось статьям о производстве, рассказы о лучших предприятиях и о людях труда, а также о причинах отставания предприятий, где результаты были хуже на фоне остальных.

При редакции работала общественная приемная, где внештатные авторы газеты принимали посетителей, по итогам этих приемов также рождались материалы. Кроме этого, при редакции действовал двухгодичный университет рабкоров, занятия в котором вели  опытные журналисты город и области, собкоры центральных газет.

Куприянов пишет о невиданной популярности газеты - в 70-е годы тираж городской газеты Рыбинска с населением 300 тыс. человек, переваливал за 40 тыс. экземпляров. Он мог быть и больше, но подписка была лимитирована, подписаться на газету могли далеко не все. Это происходило из-за дефицита бумаги. Как утверждает Куприянов, популярность газеты строилась не только на том, что в ней работали мастера слова, опытные и талантливые журналисты, но и на том, что газеты помогала решать общегородские проблемы. Находили болевые точки города и старались подсказать пути выхода из кризисных ситуаций.

Совсем другой образ журналиста нарисован в книге Светланы Мартьяновой «Ради нескольких строчек в газете».

Светлана Аркадьевна посвятила всю свою жизнь работе в районной газете «Ростовский вестник». Стаж работы более 40 лет, и до сих пор, несмотря на пенсионный возраст, эта удивительная женщина  возглавляет в районной газете сельхозотдел.  При этом умудрилась написать около 30 книг, 24 из которых изданы.

Книга «Ради нескольких строчек в газете» - это автобиографическая повесть, своего рода дневник провинциального журналиста. Хотя имя и фамилия у героини другие, но тождество с автором чувствуется с первых строк. Фактически Светлана Аркадьевна описывает свой путь в профессию, начиная со школьной скамьи и заканчивая сегодняшним днем.

Каким же предстает перед читателями  журналист районной газеты? В отличие от книги Куприянова, написанной в несколько восторженном стиле, Мартьянова не приукрашивает реальность, откровенно пишет о нелегком труде районного журналиста.

Героиня книги, журналистка Илона Зорина, беседуя с юнкоррами, сравнивает работу журналиста с конфетой в красивой обертке, внутри которой черный хлеб, намазанный горчицей.

Корреспондент сельхозотдела «районки» - это рабочая лошадка. Илона пешком путешествует в глухие деревни, чтобы написать о буднях колхозников и фермеров, разбирает многочисленнее жалобы сельских жителей, которые как в последней инстанции ищут правду в газете. Работать приходится, порой, в самых настоящих экстремальных условиях: в книге есть эпизоды, когда редакционная видавшая виды «Волга» сломалась в лесу посреди зимы, и Илоне пришлось ночевать в холодной машине, а утром идти пешком до ближайшей трассы, или когда не пришел рейсовый автобус, и героиня книги пешком добиралась до города, и на сельской дороге на нее напала рысь.

В 60-е годы, когда была в советских СМИ пошло новое течение «Журналист меняет профессию», Илона Зорина вместе с практиканткой отправляются на ферму работать доярками. Причем на ферме никто не знает, что это не настоящие доярки, а журналистки.

На девушек сразу навалили всю черную работу. Заканчивали они в 10 вечера, а в 6 утра уже новая дойка. Практикантка сбежала через день, а Илона проработала на ферме целую неделю, после чего написала очерк о работе доярок, которую узнала изнутри.

Очень много журналистских реалий в книге Куприянова и Мартьяновой описаны по-разному. Если в книге Куприянова мы читаем, что газету «Рыбинская правда» подписывали по лимиту, то Мартьянова приводит в книге эпизод, когда, чтобы «вытянуть» подписку на районную газету, приходилось подключать райком партии, который обязывал каждого члена партии выписать районную газету. Причиной тому - смена редактора в газете. Присланный по партийной линии редактор, а точнее редакторша, заполнила газету скучными идеологическими статьями, читать которые люди не хотели.

Интересно описывает Мартьянова взаимоотношения районщиков с корреспондентами областной партийной газеты в советские годы. Областные корреспонденты приезжали в район как большие начальники. Порой, в ущерб интересам местных журналистов,  им предоставляли редакционную машину, и из своей скудной зарплаты районные корреспонденты даже оплачивали коллегам из области обеды. На время летних отпусков журналистов областных газет, районщиков отправляли в Ярославль на так называемую, стажировку, а фактически ими просто «затыкали» образовавшуюся кадровую брешь. Для районщиков же это было большой честью - пожить месяц в обкомовской гостинице, походить в театры, пообщаться с интересными людьми. Свободного времени у героини романа почти не было - в выходные она подрабатывала, правда не всегда удачно. Например, Илону попросили написать очерки для сборника о лучших людях области, пообещав гонорар и ее подпись в сборнике, а в итоге вместо ее имени  в книге оказалась фамилия журналиста из области, а гонорар после всех вычетов оказался мизерным.

В перестроечные времена журналистам частенько задерживали зарплату, за долги по коммуналке в редакции отключали отопление, а журналистам запрещали включать электрообогреватели, чтобы не расходовать электроэнергию. В таком холоде даже компьютеры отказывались работать, тогда корреспонденты писали по-старинке - ручкой и сдавали в набор.

Любопытна сцена, когда сидя в холодном кабинете, Илона и ее коллега журналистка ведут разговор о «свободе печати» - была ли она когда-то. И приходят к неутешительному выводу, что журналисты во все времена работали по заказу. По словам молодой районщицы первыми журналистами были летописцы, которые, как она считает, по заказу различных государственных деятелей писали не только летописи, но и… Жития святых. Конечно, такие утверждения кажутся наивными и необоснованными. Но логику районного журналиста, затюканного вечным безденежьем, произволом со стороны редакторов, областных журналистов, партийных начальников, понять можно. В таких условиях невозможно поверить в существование свободной независимой журналистики.

Даже роман у Илоны Зориной исключительно служебный. Она много лет безответно любит журналиста из областной газеты, который не очень порядочно поступает с ней, хвастая в компаниях, что районная журналистка по нему «сохнет». Слухи об этом доходят до партийной дамы-редактора и журналистка получает выговор за аморальное поведение.

Но в тоне автора не чувствуется обиды на свою судьбу. Более того, молодым коллегам она рассказывает что у нее была возможность перейти на работу в центральную газету - собкорром с предоставлением квартиры в Ярославле, но она отказалась. На недоуменный вопрос коллег почему?  Зорина отвечает, что чувствует ответственность перед читателями, перед земляками, которые верят в ее помощь, ждут ее репортажей. Современному читателю это может показаться высокопарно, но в ее ответе нет фальши  или позы - именно так она и считала.

И в самом деле, в книге немало эпизодов, как журналистка реально помогала людям. То, сделав материал о пастухах, помогла устранить несправедливость, когда помощнику пастуха недоплачивали зарплату, помогает фермерам отстоять земли, которые хотят захватить москвичи под строительство коттеджей, и жителям заброшенной деревни,  которым после ее статье в газете прочистили дорогу. Не случайно многие жители района откровенно признаются, что выписывают газету только из-за статей Зориной. А сама журналистка, несмотря на пенсионный возраст, продолжает работать, и откровенно говорит своим читателям: «В работе моя жизнь».

Даже из краткого анализа этих двух книг видно много противоречий, хотя авторы описывают одно и то же время - советский период. В чем же причина расхождений? И в том, что условия работы газеты крупного города существенно отличались от «районки», и в том, что одну книгу написал редактор, другую - журналист, на себе испытавший все «черную» репортерскую работу. Но есть и много общего, что объединяет эти книги - журналистский характер, делание помогать людям, уверенность, что работа журналиста нужна и полезна.

Совершенно другая позиция у героя книги Александра Петровича Разумова «Мазохист». Там описывается время начала перестройки. Сам автор определяет жанр книги как «роман», а я бы добавила «философский роман», так как в нем очень много рассуждений, аналитики.

Начиная с 1996 года, Александр Петрович Разумов возглавлял региональное отделение Союза журналистов, до этого работал редактором областного радио, издавал газеты для предпринимателей, а затем руководил издательством «Лия».

Книга «Мазохист», посвященная бурной эпохе перестройки одна из его последних книг, большинство из которых вышло незадолго до кончины журналиста и писателя. Александр Петрович скончался в 2009 году.

Герой романа «Мазохист» - журналист Петр Набатов, оставил журналистскую  стезю и стал пресс-секретарем на крупном предприятии. Причина в том, что он не видит перспектив для «честной журналистики» в новых экономических условиях. Набатов считает, что в угоду новой власти, новой идеологии все журналисты стали продажными и работают только за деньги, выдавая мнение заказчика за истину в последней инстанции. Но и на должности пресс-секретаря Набатову тоже приходится постоянно идти на сделки со своей совестью, чтобы выполнить заказ своего работодателя - директора предприятия. Для того, чтобы войти в доверие к редакторам крупных СМИ, ему даже предоставляется VIP-баня, в которую он раз в неделю приглашает редакторов и ведущих журналистов, чтобы решать нужные предприятию вопросы пиара.

Уже из названия книги «Мазохист», понятно, что герой уязвляет себя за какие-то грехи, испытывает удовольствие от этого самобичевания и самокопания.

И действительно, углубляясь в анализ своей жизни, Набатов понимает, что этот отход от духовных ценностей произошел не сиюминутно, не вдруг, а подготавливался всем ходом истории.

В книге описываются сцены 1982 года, когда умер Брежнев, и журналисты должны были писать в газетах заметки о том, как народ откликнулся на это общегосударственное горе. Очень сильна сцена, как Набатов, будучи завотделом областной газеты, собирает вести из глубинки - при этом подшучивает над сельскими корреспондентами, передающими информации типа, « доярки решали повысить надои, чтобы поддержать страну в минуты скорби», при этом спрашивает их, а как восприняли скорбную весть коровы, чем вызывает дружный смех сидящих в кабинете коллег.

И все же есть в книге и оптимистичные моменты - это описание журналистского братства, когда редакцию популярной областной газеты, под которой явно прочитывается «Золотое кольцо», хитрым образом захватывают нувориши, пытаются отстранить редактора от работы, поставить своего редактора и управлять процессом.

И тут неожиданно весь редакционный коллектив поднимается на защиту редактора, изгоняя «захватчиков». И тогда коммерсанты понимают, что просто учредительные документы редакции без журналистов - это ничто и отступают. То есть все-таки несмотря на пессимизм Набатова, он видит, что журналистская и человеческая солидарность может противостоять этому наглому захвату бездуховной среды.

Кстати, чем еще ценна книга Александра Петровича Разумова для ярославского читателя - тем, что в ней он без труда узнает многих известных в области людей.

Журналист и депутат Лютиков - это Александр Цветков, редактор Алексей Потапов - редактор «Золотого кольца» Невиницын, Алла Лиходеева - Наталья Лиходнева. Без труда узнаются и политические деятели разных времен, фамилии которых лишь слегка изменены - Лощилин, Лисин, Вьюнков.

Набатов,  вместе с ним и автор книги, дает очень суровую оценку и их работе, и вообще всей этой эпохе перестройки, которую он называет не иначе, как «Большой Хапок». При этом властьимущие стараются сделать все, чтобы информация о их неправедных делах не вышла наружу. Герой романа Петр Набатов, не имея возможности писать правду со страниц газет, пишет обо всех происходящих событиях в городе, в своем романе, который отправляет в издательство и с нетерпением ждет его выхода. Однако, его ждет разочарование - роман выходит с купюрами - издатель вырезает из книги все острые места, а когда он приходит в издательство с претензиями, ему показывают заявление с его подписью, где перечисляются главы, которые нужно вырезать из романа перед публикацией.

Книга «Журналистка», автором которой являюсь я, Елена Батуева, по хронологии как бы продолжает события, происходящие в «Мазохисте» Александра Разумова, но оценка им дается несколько другая.

Книга написана в жанре детектива, и хотя это чисто художественное произведение, в его сюжете немало реальных событий, а среди прототипов - ярославских журналистов.  Многие, наверное знают, что я работала в журналистике более 20 лет и в региональных и в центральных газетах, причем начало моей карьеры пришлось как раз на 90-е годы, когда я, окончив факультет журналистики МГУ, приехала работать в Ярославль.

В книге «Журналистка» показан  нарождающийся класс журналистов  нового времени, которые отчаянно гонятся за сенсациями, стремятся найти самую свежую информацию, а в своих журналистских расследованиях соперничают с сотрудниками правоохранительных органов. Железный занавес, поднявшись, расширил профессиональные горизонты российских журналистов, и они, упоенные свободой, кажущейся им безграничной, стараются донести до читателей все то, что было раньше запрещено и закрыто.

Здесь появляются новые технические средства, о которых даже не могли помыслить журналисты советской эпохи - радиосканер, позволяющий перехватывать переговоры оперативных служб, благодаря чему журналисты оперативно прибывают в зоны бедствий и на места происшествий, для более оперативного освещения событий, вводятся ночные дежурства. В поисках интересных версий громких уголовных дел, журналисты даже прибегают к услугам экстрасенсов.

О таком явлении, как «лимитированная подписка» уже никто и не помнит. Наоборот, редакция отчаянно борется за тираж, но при этом, не прибегая к каким-то уловкам в виде «обязательной подписки по партийной линии», а старается сделать из газеты хороший товар, который пользуется спросом у населения. Да и сама подписка, как таковая уже почти отмирает. Продается каждый номер, а потому журналистскому коллективу всегда приходится работать качественно, выдавать сенсационные материалы, чтобы побудить читателей купить газету, увеличить продажи.

Газета, в которой работают герои - недавно созданная и является частной. Борясь за внимание читателей, она становится в оппозицию всем властям, а потому  лишена такого лакомого куска, как деньги за информационное обслуживание правительства. Помимо продажи тиража деньги приносит реклама, а также мелькает такое новое понятие, как «джинса», когда журналист втайне от редактора берет деньги от заказчика той или иной статьи.

Также как и в книге Александра Разумова, сюжет детектива  разворачивается на фоне жесткой борьбы за выживание, но, в отличие от Петра Набатова, у героев «Журналистки» этот новый стиль жизни не вызывает неприятия. Для них - журналистика - это не просто способ зарабатывания денег, но и возможность удовлетворения своих профессиональных амбиций, и увлекательное занятие, которому они посвящают большую часть своего времени.

И в этой бездуховной среде они также пытаются выполнять гуманистическую роль журналистики - помогать людям. Главная героиня книги Вероника Лескова, журналистка криминального отдела новой частной газеты, с помощью статьи, опубликованной правда, в центральной прессе, помогает своей подруге вытащить из тюрьмы мужа-бизнесмена, против которого сфабриковали дело по указанию губернатора. А впоследствии пишет и другие правозащитные статьи, за что даже получает награду «Журналист года прав человека».

Тем не менее, журналисты в романе всегда стоят перед нравственным выбором. С одной стороны идет давление со стороны редактора, которому нужна очередная сенсация, чтобы выгодно продать газету, с другой стороны - их волнует нравственная сторона материала, последствия, которые наступят после его опубликования. Иногда их даже невозможно предсказать. Так публикуя статью о преступлении, которое совершила в детстве начинающая актриса, Вероника Лескова не подозревает, что это закончится полным крахом карьеры для молодой девушки, ей даже придется уехать из города.

При этом важно, что СМИ продолжают оставаться «четвертой властью». Узнав, что в газете вышла публикация, бросающая тень на ее мужа, жена губернатора посылает своего охранника изъять весь тираж из городских киосков, чтобы газета не дошла до читателя.

 В книге не только журналисты пытаются найти правду. Параллельно с журналистами расследование убийства корреспондента газеты ведет следователь прокуратуры, который хочет найти истинных убийц, несмотря на то, что ему мешает в этом коррумпированное руководство прокуратуры. Именно от него журналистка Вероника Лескова, от него узнает правду об убийцах журналиста их газеты.

Конец книги для многих стал неожиданным - на пике журналистской карьеры Вероника Лескова уходит из профессии, но такой финал мне продиктовало новое время, новая эпоха, наступившая и в российской политике, и в журналистике. То упоение свободой, которое испытывали журналисты 90-х годов закончилось. Закончился период перемен, началось время относительной стабильности. Настала необходимость в новых журналистах, от которых требовалось совсем не то, что от смелых корреспондентов 90-х. Кому-то пришлось искать новую профессиональную тактику, подстраиваясь под запросы нового времени, кто-то не смог переломить себя и ушел из профессии.

Сравнивая разные исторические периоды, описанные в этих книгах, мне бы хотелось заострить внимание на отношение общества и властей к профессии журналиста, точнее, к тем журналистам, которые стремились писать правду. Если в годы «застоя» за правду журналист мог поплатиться карьерой, или же ее могли просто не выпустить на страницы газеты, то в период перестройки за правдивую публикацию журналист мог поплатиться жизнью. А какое отношение к правде в обществе сейчас?

Заключение

Итак, перед нами, один за другим прошли образы журналистов, начиная с эпохи советских времен, и заканчивая серединой двухтысячных. Все они очень разные, самобытные, по-своему талантливые и главное, преданные профессии. Теперь наступило другое время, когда журналисты работают уже в иных рамках и должны соответствовать иным требованиям. Не будем ее судить. Как говорится, времена не выбирают, и каждый живет в ту историческую эпоху, в которой он появился на земле.

Что это за время, и каких журналистов оно породило - лучше или хуже предыдущих - судить вам, тем, кто сейчас работает в СМИ. А потому, я очень надеюсь, что несмотря на большую загруженность на работе, кто-то из вас найдет возможность написать новую книгу - книгу о современной ему журналистике. И продолжит преемственность поколений, оставив потомкам еще один образ профессионала - журналиста 2010-х годов XXI века.

 

Категория: Из жизни известных людей | Добавил: vadgorev (30-Ноя-2012)
Просмотров: 3062 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
QR код адреса данной страничкиQR-код адреса данной страницы
Елена Батуева & 2018
Сайт управляется системой uCoz